В честь 10-летия СРО ААУ «Евросиб»
Новости  / ОБЗОР ПРАКТИКИ ВС

Обзор споров, в которых разбиралась Коллегия Верховного суда по экономическим спорам (КЭС). Явный приоритет она отдавала делам о банкротстве. В частности, ее интересовала защита добросовестных кредиторов и проблемы злоупотребления правом. Но не обошла она вниманием и всегда актуальную в России тему "земли под домом".

Оценивать все действия должника нужно в целом

(дело о банкротстве ОАО «Национальный банк развития бизнеса», № А40-76551/2014).

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» обвинило обанкротившийся банк в выводе активов на 80 млн руб. АСВ ссылалось на различные договоры купли-продажи имущества, ценных бумаг и ряд банковских операций. Суды разбираться в предполагаемой «схеме» не стали. И напрасно. Как следует из определения КЭС, оценивать нужно было всю цепочку сделок. ВС подтвердил возможность их квалификации как взаимозависимых и недействительных. Кроме того, бремя доказывания экономического смыла договоров КЭС возложила на ответчика. По мнению юристов, такая позиция может применяться и в других случаях, когда есть признаки недобросовестного поведения.

 

Нельзя взыскать убытки с банка за санацию

(дело «Тимер Банка», № А40-51672/2015

КЭС не позволила миноритарным акционерам взыскать убытки с «Тимер Банка» за размытие доли их акций после санации. Сама кредитная организация не должна страдать из-за «ошибок» в управлении (в финансовых проблемах виноват был менеджмент). КЭС сделала вывод в определении о неприменении к отношениям между эмитентом акций и акционерами общих положений Гражданского кодекса об ответственности за нарушение обязательств. Иная позиция, по мнению экспертов, привела бы к «опасной» ситуации – значительному количеству судебных дел по искам акционеров, оказавшихся в схожей ситуации.

Долги в банкротстве надо проверять

(дело о банкротстве № А57-16992/2015). 

Лишь факта признания физлицом наличия долга недостаточно для введения банкротства, – такой вывод сделала КЭС по делу с участием экс-гендиректора нефтетрейдера «Магнатэк. Если нет решения суда о взыскании, то суды должны проверять требования кредитора по существу. Юристы считают, что заслуга КЭС в том, что она назвала вещи своими именами. В своем решении она прямо указала на необходимость проверки довода о том, что настоящей целью спорной сделки в преддверии вступления в силу правил банкротства граждан было намерение опередить других кредиторов для назначения контролируемого управляющего. Четкое обозначение проблемы будет способствовать её разрешению, уверены юристы. Причем и в делах о банкротстве юрлиц тоже.

 

Получить землю под домом  миф или реальность

(дело ООО «Териберский берег», № А40-78400/2015

Застройщик «Териберский берег» выкупил все квартиры, потом разрушил здание и пошел в Росреестр регистрировать права собственности на образовавшийся под ним земельный участок, но получил отказ, который поддержали суды. Они были уверены, что сначала нужно было зарегистрировать право на дом как на единый объект. А без этого право компании на землю просто прекратилось. КЭС позицию судов сильно раскритиковала, а юристов – удивила. В своем определении КЭС подробно объяснила, почему застройщик сохранил право собственности на землю после сноса дома, а кроме того, дала разъяснения относительно обременения на участок (в пользу участников долевого строительства). Само по себе оно также не препятствует госрегистрации.

 

Добросовестно хитрить в банкротстве можно

(дело о банкротстве ООО «Ангарстрой», № А41-108121/2015)

КЭС проанализировала применение в контексте банкротства ст. 313 ГК, которая допускает исполнение просроченного обязательства должника третьим лицом. Контроль над процедурой пытался получить бывший гендиректор должника, но долг последнего перед ним оплатила другая компания-кредитор. Можно ли оценивать ее действия как злоупотребление? Нет. Злоупотребление существует не само по себе, а лишь как нарушение интересов третьих лиц: если поведение их прав не нарушает, то и злоупотреблением оно не будет, сделала вывод КЭС. Таким образом, гасить чужие долги, чтобы получить контроль над банкротством, можно, но только если делать это добросовестно.

 

Когда нельзя стать залоговым кредитором

(дело о банкротстве ЗАО «Энбима Групп», № А11-9381/2015

Споры о том, как применять п. 5 ст. 334 Гражданского кодекса (принята в 2014 году), не утихали до сих пор. Согласно этой норме кредитор, в чьих интересах был наложен запрет на распоряжение имуществом, обладает правами и обязанностями залогодержателя с момента вступления в силу решения суда об удовлетворении его требований. Основные дискуссии возникали по поводу того, что происходит в ситуации банкротства – можно ли считать кредитора, в чьих интересах был наложен арест на имущество должника, залоговым? КЭС дала отрицательный ответ.

А. Михалёва