Новости / ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАЗЪЯСНИЛ

04 Мая 2018 г. - ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РАЗЪЯСНИЛ

Как оценивать срок исковой давности по недействительным сделкам в рамках дел о банкротстве

Взыскание процентов за пользование чужими деньгами в банкротных делах является частью требования об устранении последствий недействительной сделки и должно рассматриваться в рамках дела о банкротстве, а не отдельным иском, решил ВС.

         От этого зависит срок исковой давности - один или три года. Сейчас единообразной практики по этому вопросу нет, своими выводами ВС РФ может устранить противоречия, говорят эксперты.

         Как следует из материалов дела, конкурсный управляющий ЗАО "Винком" Виктор П. обратился в АС Санкт-Петербурга и Ленобласти, чтобы взыскать с ВТБ 12,9 млн рублей процентов за пользование чужими деньгами, начисленных за период с 6 июля 2009 года по 13 октября 2016 года. В 2012 году суд признал ЗАО "Винком" банкротом и открыл конкурсное производство.

         В рамках дела о банкротстве суд 14 апреля 2016 года признал недействительными два договора поручительства между банком и компанией от 6 июля 2009 года и операцию по перечислению 22 млн рублей в банк. Суд обязал ВТБ вернуть эти деньги в конкурсную массу должника, что и было сделано.

         В феврале 2017 года КУ обратился в суд, чтобы взыскать проценты за пользование чужими деньгами, начисляемые со дня спорного платежа до дня фактического возврата средств. Но банк заявил о пропуске срока исковой давности.

         Суды всех трех инстанций присудили выплатить проценты за три года, применив трехлетний срок исковой давности (п.1 ст. 181 ГК РФ). Банк настаивал на годичном сроке исковой давности.

         Верховный суд отметил, что момент, с которого начисляются проценты за пользование чужими денежными средствами, зависит от того, когда кредитор узнал или должен был узнать об основаниях недействительности сделки. Окружной суд по делу о банкротстве компании удовлетворил требования о признании сделок и расчетной операции недействительными, приняв во внимание осведомленность банка в момент их совершения о противоправной цели причинения вреда кредиторам. Поэтому КУ действительно мог требовать выплаты процентов с момента перечисления средств банку. Однако доводы управляющего о том, что проценты подлежали взысканию без учета срока исковой давности, по мнению ВС, несостоятельны, так как по 195 ст. ГК (понятие исковой давности) судебная защита гарантируется лишь в пределах срока исковой давности.

         Суды посчитали, что раз в специализированном постановлении ВАС  №63 есть ссылка на ст. 1107 ГК (Возмещение потерпевшему неполученных доходов), то это требование является самостоятельным иском о взыскании неосновательного обогащения и к нему применим трехлетний срок исковой давности, пояснил ВС, отметив, что этот вывод ошибочен.

         Иск о взыскании процентов, заявленный со ссылкой на п. 29.1 постановления №63, является частью требования, направленного на устранение последствий исполнения недействительной сделки (расчетной операции), указал ВС. У КУ была возможность заявить его одновременно с требованиями о признании договоров поручительства и платежа недействительными, а значит, здесь речь идет о годичном сроке исковой давности (ст. 181 ГК), пришел к выводу Верховный суд. Более того, исходя из правовой природы этого требования, его нужно было рассматривать в рамках дела о банкротстве компании, пояснил ВС. Верховный суд отменил решения судов трех инстанций и направил дело на рассмотрение в АС РБ, который рассматривал дело о банкротстве компании.

         Проценты за пользование денежными средствами обычно взыскиваются по месту нахождения должника (или договорной подсудности), пояснил юрист Павел Герасимов. В этом случае ВС РФ связал взыскание процентов с основным требованием о недействительности сделки и определил, что такие требования подлежат рассмотрению не в отдельном процессе, а в рамках дела о банкротстве, отметил он.